Наталья Никитенко на Международном семинаре по развитию парламентаризма. Фотография: ПРООН Кыргызстан

Семейное насилие стало насущной проблемой для Кыргызстана в последнее время. Возникает вопрос, только недавно усилилось это явление или мы просто обнаружили ранее невидимую проблему, укоренившуюся в ментальности кыргызстанцев? Как законодатели реагируют на вопиющие случаи проявления насилия в отношении женщин и девочек? Есть ли пробелы в исполнении законов и как с ними бороться?

Мы постарались ответить на эти вопросы в беседе с Натальей Никитенко, депутатом Жогорку Кенеша и инициатором поправок в статью 504 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики. Согласно поправкам, теперь правоохранительные органы могут задержать подозреваемого в семейном насилии до 48 часов.

-Наталья Владимировна, расскажите подробнее о новом законе? Как, по-вашему, он усилит защиту от семейного насилия?

 -На самом деле ситуация с семейным насилием остается сложной на протяжении многих лет. Однако, из-за отсутствия общей статистики, проблема была латентной. Мы увидели ее после введения Единого реестра преступлений и проступков (ЕРПП), в котором ведется учет семейного насилия, выявлений, пострадавших и свидетелей. Благодаря ЕРПП, статистика теперь стала более наглядной. Однако, это только те случаи, когда люди обращались в правоохранительные органы, где есть фото и видео в социальных сетях и сообщения СМИ. Но все еще очень много скрытных случаев насилия и они так и остаются неразрешенными.

«Необходима широкая информационная работа в обществе, чтобы выработать нулевую терпимость к насилию без оправданий или отговорок»

Введение чрезвычайного положения всколыхнуло скрытую «эпидемию»; когда люди остались в закрытом пространстве, семейное насилие участилось. Поэтому сейчас важно мобилизовать все ресурсы и направить их на борьбу с семейным насилием. Нам необходимо выработать у общества нетерпимость к насилию, чтобы не было оправданий или отговорок. Также очень важно проявление политической воли в стране, чтобы искоренить семейное насилие. В этом плане работа сейчас ведется; разрабатываются планы, проекты, инициативы, но этого недостаточно.

«Раньше не было возможности немедленно изолировать насильника от пострадавшей. Согласно новой норме, правоохранительные органы задерживают подозреваемого, если он представляет опасность для потерпевшей стороны»

Вдобавок к правовым нормам, принятые ранее Парламентом, мы, женщины-депутаты, предложили ввести меру пресечения для подозреваемых в семейном насилии. Мера вступает в силу, если подозреваемый в насилии находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и/или представляет физическую угрозу для пострадавшей. В этом случае правоохранительные органы забирают его с правом задержать до 48 часов, чтобы защитить пострадавшую.  Задержание происходит в изоляторах временного содержания и иных местах, находящиеся под контролем правоохранительных органов.

При разработке закона были проведены консультации с женскими и гендерными организациями, правоохранительными органами и международными институтами. Скажу, что поправка к закону была принята в кратчайшие сроки в связи с актуальностью проблемы из-за карантина. 

Наталья Никитенко, депутат ЖК, Луиз Чемберлен, Постоянная представительница ПРООН и Вероника Ульманн, Посол Швейцарии в Кыргызстане и другие участники Международного семинара по развитию парламентаризма. Фото: ПРООН Кыргызстан

- Хорошо, что подобные законы и поправки принимаются, но как они исполняются на практике?

-Я согласна с тем, что большое количество законов принимается, но качество их исполнения не всегда на высоком уровне. Поэтому, очень важно проводить оценку действия какого-либо нормативного акта и для этого есть давно изобретенный инструмент – мониторинг и оценка. Проведение МиО над законами позволяет постоянно получать информацию об их исполнении и где-то корректировать решения, если они не так работают.

«Необходимо проведение мониторинга и оценки исполнения законов, для более эффективной работы Парламента. У нас не хватает специалистов в этом поле. Результаты оценок есть, но зачастую их нам предоставляют международные организации»

Мы апробировали элемент МиО в рамках законов Кыргызской Республики «О профилактике правонарушений» и «Об охране и защите от семейного насилия». Мы изучили результаты оценки и подготовили ряд поправок. Я думаю, что эта практика позволила бы Жогорку Кенешу быть более эффективным при исполнении своей законодательной и надзорной функций. Насчет текущей поправки пока рано делать заключения, потому что всего пару месяцев прошло с момента их принятия. Нужно, чтобы закон поработал, потом можно будет провести оценку при наличии достаточной фактологической базы.

- Как еще можно оптимизировать законодательство КР для предотвращения домашнего насилия?

-Сейчас на стадии рассмотрения находится законопроект, предусматривающий увеличение ответственности за нарушение, если насилие было совершено со стороны родственников. Он находится на втором чтении, и я надеюсь, что осенью мы можем вернуться к его обсуждению.

«Необходима комплексная государственная политика и профилактика семейного насилия; информирование населения, демонстрация фильмов и сериалов, призывающие к нулевой терпимости к гендерному насилию на государственных СМИ»

В целом, нам необходима единая и комплексная государственная политика для прекращения семейного насилия. Необходимо работать с населением и информировать их, что семейное насилие не приемлемо. Нужно показывать фильмы и сериалы на государственных СМИ о нетерпимости к насилию. Сейчас этого нет. Наоборот, мы видим, как некоторые государственные СМИ поощряют насилие и кражу невест через видеоролики и другие продукты. Мы, как депутаты критикуем подобные явления и призываем к единой государственной политике в сфере профилактики и борьбы с семейным насилием.

Сейчас также готовится новая редакция Закона «О профилактике правонарушений в Кыргызской Республике». Считаю, что это тоже очень важный и значимый шаг в сторону снижения преступности, в том числе, семейного и гендерного насилия в Кыргызской Республике. 

Наталья Никитенко на совместном мероприятии ПРООН и Управления ООН по делам наркотиков и преступности. Фото: Алтынай Акматова / ПРООН Кыргызстан

«Государство должно оказывать всеобъемлющую поддержку кризисным центрам для пострадавших женщин от домашнего и гендерного насилия»

Напоследок хочу добавить, что благодаря поддержке доноров и международного сообщества, в стране функционируют кризисные центры, являющиеся важным элементом оказания помощи пострадавшим от насилия. Министерства труда и социального развития поддерживает часть из них, но, этой поддержки должно быть больше. Кризисные центры в первую очередь должны опираться на помощь государства, а не неправительственных организаций. Ведь практика показывает, что потребность в таких центрах очень высока, но она слабо покрывается. 

Сейчас перед государством стоит важная и большая задача – увеличить объем информации для борьбы с семейным насилием, поддерживать кризисные центры, развивать единую гендерную политику и в сотрудничество с международным сообществом и гражданским сектором активно выступать за защиту женщин от семейного и гендерного насилия.

Icon of SDG 05 Icon of SDG 16

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка