Адилет работал медбратом в красной зоне. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

«Мы разговариваем с семьей через окно. Тут шумно, мы скучаем по ним, но это все, что мы можем сделать пока: мы боимся за их жизнь и хотим защитить их от возможной инфекции», - говорит доктор Атыркуль Токтогонова. Вместе с девятью коллегами из Национального центра фтизиатрии в Бишкеке, Атыркуль проходит 14-дневный период обсервации, финансируемый проектом ПРООН / Глобального фонда, в гостинице. Они проводят 24 часа в сутки, 7 дней в неделю в этом отеле, чтобы следить за своим здоровьем и отдыхать после двух очень трудных недель работы в «красной зоне». «Когда моя дочь пришла ко мне, она заплакала, из-за того что не может меня обнять», - сказала Атыркуль.

После работы в «красной зоне» в непосредственном контакте с больными Covid-19, медработники должны пройти 14-дневный период обсервации. В течение этого времени их ежедневно проверяют на наличие каких-либо признаков Covid-19 и они проходят два ПЦР-теста. Если результаты отрицательные, они могут безопасно вернуться домой после длительного периода изоляции от близких. Проект ПРООН «Эффективный контроль за ВИЧ и туберкулезом в Кыргызской Республике», финансируемый Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, предусматривает периоды обсервации для медицинских работников из партнерских учреждений: Национального центра фтизиатрии и Республиканского центра наркологии. 

В отеле Атыркул наслаждается отдыхом в пижаме после двух недель постоянной работы в средствах индивидуальной защиты (СИЗ). Все медицинские работники соглашаются: «Работать в защитном костюме - вдвойне труднее, особенно когда на улице температура +40C. Мы все время потеем, у нас повышается артериальное  давление, болит голова и тошнит… » Ее 26-летний коллега Адилет Таалайбеков, который работает медбратом, но вскоре станет фтизиатром, добавляет: «Когда кто-то выходил из «красной зоны» мы все выстраивались с бутылками с водой, чтобы они могли попить.»

Атыркуль и Адилет во время обсервации. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

Хотя все они хотят вернуться домой к своим семьям, медицинские работники пока наслаждаются отдыхом в обсервации. «Первые дни мы спали постоянно, - смеется Атыркуль. С каждым днем ​​мы набираемся сил и готовимся вернуться к работе». По окончании периода наблюдения Атыркул проведет в общей сложности один месяц (две недели в больнице и две недели в отеле) вдали от дома: «Как будто у нас не было лета», - говорит она, по-прежнему улыбаясь.

Вспоминая «красную зону»

Видно, что врачи и медсестры не скоро забудут о времени в «красной зоне». Каждый день они вспоминают об этом, о трудностях, с которыми они столкнулись, а также об успехах.

«Первые три дня в красной зоне были очень тяжелыми. Несколько пациентов умерли, когда мы только пришли, и у нас даже не было времени, чтобы попытаться их спасти. Первые две ночи никто из нас не спал. Потом как-то нашли в себе силы продолжить работу. Наблюдая за тем, как нашим пациентам становится лучше и их выписывают из больницы, мы чувствовали облегчение и это стирало нашу усталость и страх», - говорит Атыркуль.

За две недели эта бригада медицинских работников выписала из больницы 75 пациентов. «За это время мы потеряли пять пациентов: троих в первые часы нашей смены и двоих позже. Они поступили в очень тяжелом состоянии, без сознания, посиневшие, не могли дышать. Один умер всего за четыре часа… Может быть, мы могли бы помочь, если бы они раньше обратились за медицинской помощью», - говорит Адилет. Он говорит, что некоторые сцены были как в «фильме ужасов, совершенно безнадежными».

 

Доктор Атыркуль в обсервации. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

«В эмоциональном плане было очень трудно видеть, как страдают люди. Пациенты смотрели на нас с такой надеждой в глазах, ожидая хороших новостей… »- добавляет Атыркуль.

Чаще всего они вспоминают тех, кого спасли, например пожилую пару, которая пришла пешком в больницу с лихорадкой 41С и любезно попросила ее принять. Или пациент, у которого сатурация показывала всего лишь 60%. «Он был совершенно синим, но мы смогли помочь ему вовремя. На утро он даже попросил поесть», - вспоминает Атыркуль.

«Некоторые пациенты спрашивали нас, какого цвета наши волосы, они смотрели на нас из своего окна, чтобы попытаться угадать, кто есть кто. Потому что в СИЗ они могут видеть только наши глаза», - шутит Адилет. Даже сейчас, находясь в отеле, они продолжают звонить своим коллегам, чтобы узнать как пациенты, которые там остались. «Некоторые пациенты теперь считают нас своей семьей».

Холл гостиницы. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

Готовы вернуться в «красную зону»

Когда медицинские работники не находились в красной зоне, они консультировали  пациентов на улице или вносили записи в программу. «Когда звонили их семьи, у нас почти не было времени ответить», - говорит Атыркуль. День и ночь они проводили в больнице, готовые в любой момент бежать спасать чью-то жизнь. Ни один из них не хотел сдаваться за это время.

«Я очень горжусь своими коллегами, - говорит Адилет. Для нас Атыркуль была, как капитан корабля. Если бы не она, мы бы затонули. Мы были как в зоне боевых действий с невидимым противником. Но мы справились, как команда », - говорит он.

Адилет планирует вернуться к работе в Национальном центре фтизиатрии, как только период обсервации закончится. «У нас много пациентов с туберкулезом, которые тоже ждут нас. Работа в «красной зоне» для меня даже не была вопросом. Как я мог бросить своих коллег, свою страну во время пандемии, когда у меня есть высшее медицинское образование? Я бы просто перестал себя уважать». И хотя все они надеются, что эпидемическая ситуация улучшится, эти медработники уже готовы вернуться в красную зону в случае необходимости.

 

Гостиница, где проходит обсервация. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан
Icon of SDG 03

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка