«Наша организация была создана в 2015 году. Наша цель – содействовать судебно-правовой реформе через оказание помощи в доступе к правосудию уязвимым группам населения», - Чинара Айдарбекова, председатель Наблюдательного совета ОО КАЖС. Фото: личный архив

Статистика обращений в связи с гендерным насилием возросло на 65 % во время карантина, введенного из-за распространения коронавирусной инфекции на территории Кыргызской Республики. Также наблюдается практика, когда пострадавшие женщины забирают свои заявления и дела прекращаются. Мы поговорили с Айдарбековой Чинарой Аскарбековной, председателем Наблюдательного совета ОО «Кыргызская ассоциация женщин-судей» о роли прокуроров в расследовании гендерных преступлений, «примирении сторон» и о том, какие решения могут помочь в снижении уровня гендерного насилия в стране. Наша беседа, в частности, была построена на результатах нового исследования о прокурорской практике, надзоре и роли прокуроров в разрешении гендерных преступлений в Кыргызской Республике.

Предпосылки к изучению прокурорского надзора

-Чинара Аскарбековна, расскажите, в чем была необходимость в проведении такого исследования?

-Мы изучали судебную практику в Кыргызской Республике по преступлениям в отношении женщин и девочек в 2017 году. В стране принят ряд нормативных правовых актов, защищающие от гендерного насилия, и мы хотели посмотреть на то, как они исполняются. Я помню, мы тогда выявили некоторые проблемы в деятельности правоохранительной системы.

«Мы увидели проблемы судебного производства и отметили, что очень много пострадавших женщин забирают свои заявления и дела прекращаются. Таким образом подозреваемые в насилии не получают наказания», - Чинара Айдарбекова, председатель Наблюдательного совета ОО КАЖС.

Нельзя исключать и культурный аспект, когда гендерное насилие воспринимается как обычное преступление со стороны правоохранительных органов, а также отсутствие необходимой инфраструктуры, которые в совокупности препятствуют организации должного расследования. Мы также обнаружили, что в таких делах, как изнасилование несовершеннолетних, где невозможно прекратить дело примирением сторон, прокуроры отказывались от государственного обвинения без весомых правовых аргументов. В этой связи мы решили провести исследование с фокусом на осуществление прокурорского надзора и их деятельности по поддержанию государственного обвинения в суде по уголовным делам в отношении женщин и девочек. Это исследование производное по отношению к нашему исследованию судебной практики, проведенного в 2017 году.

«Наша организация была создана в 2015 году. Наша цель – содействовать судебно-правовой реформе через оказание помощи в доступе к правосудию уязвимым группам населения. Это такие группы, как дети, женщины, люди с инвалидностью, пожилые и мигранты, которые зачастую не имеют возможности самостоятельно получать законную защиту у государства. Наши усилия направлены на то, чтобы судебная система тоже делала шаги в сторону обеспечения доступа к справедливости уязвимых групп», - Чинара Айдарбекова, председатель Наблюдательного совета ОО КАЖС.

В рамках этого исследования мы проанализировали применение судами 8 статьей Уголовного кодекса, просмотрев конкретные судебные дела. Это были статьи о преступлениях против половой неприкосновенности девочек и женщин, против семьи и несовершеннолетних. Так, мы проанализировали уголовные дела по изнасилованию, развратным действиям, принуждению к браку несовершеннолетних, похищение женщины для вступления в брак и другие. В этой работе мы тесно сотрудничали с Верховным судом КР. 

Фото: личный архив

Кроме изучения уголовных дел, методология исследования включала еще и изучение мнения самих судей, прокуроров, адвокатов, следователей, потерпевших и других участников таких судебных процессов о трудностях или особенностях расследования и рассмотрения таких уголовных дел. Были проведены глубинные интервью и фокус-групповые дискуссии, через которые мы выявили объективную картину в отношении доступа к правосудию женщин и девочек, пострадавших от сексуального и гендерного насилия. В результате чего, я могу отметить, что мы сделали максимально объективные выводы и предложили рекомендации по улучшению рассмотрения таких дел судами, расследования их органами следствия, а также эффективной защиты прав женщин и девочек.

«Исследование прокурорской практики осуществления надзора за органами досудебного производства, как они сейчас называются по новому Уголовно-процессуальному кодексу КР, было проведено нашей организацией недавно. Стояла задача увидеть картину по защите прав женщин и девочек, пострадавших от тех же преступлений, отмеченных выше, но уже органами прокуратуры. Как вы знаете, органы прокуратуры должны проводить надзор (проверку) за действиями органов следствия, чтобы они были законными и направленными на защиту прав потерпевших женщин. Также органы прокуратуры после окончания следствия представляют государственное обвинение в суде. Вот этот процесс мы постарались проанализировать, также обращаясь к судебным делам, в которых по закону должны быть документы, составляемые прокурорами», - Чинара Айдарбекова, председатель Наблюдательного совета ОО КАЖС.

Здесь я хочу отметить, что получение статистики стало возможным благодаря системе Единого реестра преступлений и проступков (ЕРПП). Это является большим плюсом для проведения анализа правоприменительных практик в стране.

Что не так с примирением сторон

-Расскажите об основных выводах исследования?

-В первую очередь исследование показало, что прокурорский надзор исполняется не на высоком уровне. Он осуществляется по инерции в силу отсутствия соответствующей методологии. Нет четких инструкций нормативного характера для прокуроров по исполнению надзорной функции по таким делам. А по функции поддержания государственного обвинения в суде - прокуроры часто не готовы к делу и не в состоянии представлять интересы пострадавших, хотя, по закону, они обязаны быть на стороне заявителей. Также нет чувствительного подхода к пострадавшим от гендерного насилия и в целом отсутствует специализированный подход. Из- за того, что разные прокуроры выполняют функцию надзора и функцию гособвинения в суде по одному и тому же делу, теряется «нить» защиты государством прав потерпевшей.

Другой момент – пострадавшие женщины часто отказываются от обвинения и забирают свои заявления. Это тоже было выявлено нашим исследованием. Если есть ходатайство адвоката о прекращении дела в связи с примирением сторон, то прокуроры, чаще всего, соглашаются с таким ходатайством и не отстаивают права потерпевших женщин. Они не обращают внимания на жестокое обращение и нанесение физических увечий. А ведь нет никаких гарантий, что женщина не подвергнется такому же насилию или еще большему после прекращения дела.

В целом, через исследование стало понято, что прокуратура все еще следует советской модели, хотя были приняты новые кодексы, имплементировавшие международные стандарты защиты прав человека, и пересмотрены ее роль и функции. Получается, что сегодняшняя прокуратура стоит одной ногой в советской системе, а другой – старается следовать международным стандартам.

«У нас есть большая проблема со встречными заявлениями. Зачастую пострадавшие женщины сами же и забирают заявления в силу давления со стороны родственников и общества и по многим другим причинам. Поэтому должна быть четкая норма, которая предписывает продолжать следствие при наличии признаков значительного для жизни нанесенного ущерба пострадавшей», - Чинара Айдарбекова, председатель Наблюдательного совета ОО КАЖС.

 

"Мы уже провели круглый стол и представили заинтересованным лицам выводы и рекомендации исследования. Они, в частности, касаются оптимизации деятельности прокуратуры, разработки методологии по проведению надзора за деятельностью следственных органов и поддержания гособвинения в суде, обучения прокуроров, а также внедрения категорий преступлений в ЕРПП". Фото: личный архив

Возможности и пробелы цифровизации данных при расследовании гендерного насилия

-Я уже ранее говорила, что ЕРПП позволил нам получить сводные данные для исследования и это было очень своевременно. Практика показывает, что раньше некоторые уголовные дела не возбуждались по причине того, что заявления о преступлениях не регистрировались. А так, благодаря новому уголовно-процессуальному законодательству, мы получили общую картину совершенных преступлений и проступков в отношении женщин и девочек за определенный период времени, что помогло сделать объективные выводы в исследовании. Однако система все еще не совершенна и ее недостатки влияют на эффективную защиту прав женщин и девочек.

Согласно новому УПК, заявления сразу регистрируются в ЕРПП, но срок с момента его регистрации и вынесения уведомления о подозрении не указан. Указан только срок расследования уголовного дела – 2 месяца. Например, подается заявление о насилии в правоохранительные органы, они могут проверять информацию о преступлении до тех пор, пока не обнаружат подозрение на совершенное преступление или проступок, и только после этого составляют уведомление о подозрении подозреваемому. С момента, когда они вручают это уведомление насильнику, начинается срок расследования. Этот неопределенный срок в УПК создает «окно возможностей» для органов досудебного производства, в числе которых способствование ведению переговоров между сторонами, чтобы в конечном счете привести их к примирению и закрытию вопроса. Поэтому мы в рекомендациях исследования указали на этот пробел в законодательстве, который не способствует полной защите прав женщин и девочек, пострадавших от гендерного насилия.

-Какие шаги уже предприняты или планируются, чтобы донести эти результаты соответствующим лицам?

-Мы уже провели круглый стол и представили заинтересованным лицам выводы и рекомендации исследования. Они, в частности, касаются оптимизации деятельности прокуратуры, разработки методологии по проведению надзора за деятельностью следственных органов и поддержания гособвинения в суде, обучения прокуроров, а также внедрения категорий преступлений в ЕРПП. По нашему мнению, реестр, расписанный по категориям, позволит гражданам и исследователям получать дезагрегированные данные и эффективнее проводить мониторинг работы правоохранительной системы.

Далее мы планируем представить выводы исследования руководству Генеральной прокуратуры, такая рекомендация прозвучала на круглом столе. Возможно, это произойдет, когда стабилизируется санитарно-эпидемиологическая ситуация в стране. Мы также планируем поделиться выводами нашего исследования с Форумом женщин-депутатов КР для обсуждения и дальнейшего продвижения рекомендаций в виде законодательных инициатив. Заинтересованные могут ознакомиться с полным отчетом здесь.

ОО «Кыргызская ассоциация женщин-судей» является автором работы «Исследование практики осуществления прокурорского надзора на стадии досудебного производства и поддержания государственного обвинения в суде по преступлениям и проступкам в отношении женщин и девочек». Проведение и публикация исследования осуществились в рамках проекта ПРООН «Усиление подотчетности реализации верховенства права в Кыргызской Республике фаза II», реализуемый при финансовой поддержке Посольства Великобритании в Кыргызской Республике. 

Icon of SDG 05 Icon of SDG 16

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка