Празднование Дня защиты детей в Национальном центре фтизиатрии в 2019 году. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

Пятнадцатилетний Анвар лихо подкатил на своем велосипеде к дому, когда мама позвала его на ужин. Простой незнакомец, увидевший молодого, красивого, целеустремленного и энергичного парня, никогда бы не сказал, что всего четыре месяца назад он закончил лечение от туберкулеза. Анвар заболел туберкулезом в 14 лет. Он уже стер из памяти этот непростой момент своей жизни, но помнит, как тяжело и больно было дышать.

Несмотря на тяжелую болезнь, мальчику в каком-то смысле повезло. Его родные и близкие приняли его болезнь как должное и не оставили его. Наоборот, вместе с ним пошли на обследование к врачу и поддерживали его на всем пути к выздоровлению. После 6 месяцев лечения Анвар выздоровел, и сейчас он даже играет в футбол с друзьями. «Нужно просто набраться терпения и принимать все лекарства. У меня и в мыслях не было бросить лечение, и я рад, что я не бросил» -  говорит он, спеша вернуться на улицу пока совсем не стемнело.

В 2019 году у 314 детей в Кыргызской Республике был зарегистрирован туберкулез, но только 29% (92) из них получили бактериологическое подтверждение своего диагноза. 

Анвар на велосипеде. Фото: личный архив

Важность своевременной диагностики.

Туберкулез – излечимое заболевание, если оно диагностировано и пролечено вовремя. К сожалению, во многих случаях с детьми этого не происходит. Потому-что туберкулез у детей может вызывать множество симптомов, некоторые из которых схожи с другими заболеваниями, он часто диагностируется поздно и может приобрести опасные формы заболевания.

«Дети не всегда кашляют, когда они заболевают туберкулезом», - объясняет Айсалкын Тешебаева, руководитель детского отделения Национального Центра Фтизиатрии. «Что должно насторожить родителей и подтолкнуть их обратиться за консультацией – это изменения в поведении их ребенка. Когда ребенок инфицирован туберкулёзом, маленькие дети начинают проявлять повышенную активность или, наоборот, становятся пассивными, они могут быть очень капризными. Например, им может перестать нравиться пища, которую они любили раньше. Вы можете заметить влажное пятно на их подушке по утрам. Даже если у них хороший аппетит, они могут не набирать вес», - говорит Айсалкын Тешебаева. Выраженные симптомы туберкулеза (ночная потливость, кашель в течение двух или более недель, повышенная температура, потеря веса или потеря аппетита), изменение в поведении или наличие контакта с ТБ больным, должно подтолкнуть родителей обратиться за медицинской помощью и обследовать ребенка на туберкулез.

Диагностика еще больше запаздывает из-за Covid-19.

В рамках гранта Глобального Фонда, ПРООН поддерживает диагностику и лечение детского туберкулеза и финансирует проведение компьютерной томографии для детей, у которых подозревается туберкулез. Эта безболезненный диагностический метод позволяет подтвердить предполагаемый диагноз в короткие сроки, до того, как явные симптомы начнут проявляться и до того, как болезнь зайдет слишком далеко и ее станет труднее вылечить. В 2019 году 616 детей и подростков были обследованы с помощью компьютерной томографии благодаря ПРООН, и 157 из них начали лечение после того, как диагноз подтвердился.  

К сожалению, диагностика детского туберкулеза, как и туберкулеза в целом, рухнула в разгар пандемии Covid-19 и карантинных мер, предпринятых для ограничения распространения нового вируса. «С начала новой пандемии, у нас не было новых консультаций или выявленных случаев детского туберкулеза», - беспокоится Айсалкын Тешебаева. «Теперь все внимание обращено на Covid-19. Люди не обращаются за медицинской помощью, если они не находятся в критическом состоянии. Некоторые детские больницы и отделения, которые раньше направляли своих пациентов к нам для диагностики туберкулеза, находятся на карантине», - говорит она, надеясь, что это не слишком ухудшит ситуацию с детским туберкулезом в стране.

Ребенок принимает лекарство от туберкулеза в Национальном центре фтизиатрии в Бишкеке. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

Обследование домашних контактов.

Кейс-менеджеры ПРООН, работающие по всей стране, продолжают оставаться на связи с ТБ-пациентами и их близким окружением. Их роль не только поддержать пациентов и убедиться, что они продолжают и заканчивают свое лечение, но также предоставить информацию людям, проживающим вместе с ТБ-больными, и регулярно обследовать их на туберкулез. В Баткенской области, кейс-менеджер Жыргалбек вынужден был ждать 2 месяца, чтобы отвезти двоих детей в г.Ош для проведения компьютерной томографии.

«Дети 6 и 10 лет нуждались в проведении КТ, чтобы подтвердить туберкулез и начать лечение как можно скорее. Но мы должны были ждать окончания режима Чрезвычайного Положения, чтобы отвезти их в Ош», - рассказывает Жыргалбек. Все остальные члены этой семьи либо болели, либо болеют туберкулезом в настоящее время. «Они живут в очень стесненных условиях, в одной темной комнате, которая недостаточно проветривается, и у них не так много ресурсов. Их тетя закончила лечение, но не вылечилась полностью, и у других членов семьи, находящихся сейчас на лечении, выздоровление идет очень медленно, потому-что они питаются очень плохо» - говорит Жыргалбек.  

Айсалкын Тешебаева, врач Национального центра фтизиатрии. Фото: Марион Биремон / ПРООН Кыргызстан

Он часто проведывает их, помогает получить гуманитарную помощь, распределяемую некоторыми НПО, проводит обучение по туберкулезу и отслеживает их лечение. «У детей нет никаких симптомов. Но я попросил сделать им пробу Манту, и у них была сильная реакция, что показывает высокую вероятность того, что дети тоже были инфицированы. Я надеюсь, мы сможем начать лечение как можно скорее», - говорит Жыргалбек, который понимает важность своевременной диагностики и лечения туберкулеза.

Ученые по всему миру предсказывают существенный регресс в достижениях в борьбе с туберкулезом в результате пандемии Covid-19. Проект ПРООН/Глобального фонда и его партнеры делают все возможное, чтобы минимизировать последствия глобальной пандемии для профилактики, диагностики и лечения туберкулеза.

Icon of SDG 03

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка