Маленькая кухня шелтера, оборудованная базовой мебелью

В этом году поддержка шелтера (убежища) в Бишкеке для людей, живущих с ВИЧ была осуществлена при сотрудничестве с ЮНЭЙДС. Он может принять до десяти клиентов одновременно, где им предлагают бесплатное жилье, еду и консультирование по различным темам. НПО "Ишеним Нуру" также помогает своим гостям пройти необходимое медицинское обследование, адекватное лечение, в решении юридических вопросов, найти работу и в конце концов начать жить дальше.

Алёна пьет чай в маленькой комнате для консультаций шелтера. Она закрывает за собой дверь на ключ. Снаружи нет никаких признаков того, что это шелтер для ВИЧ-позитивных людей: он похож на любой другой одноэтажный, ветхий, деревянный дом на этой главной улице Бишкека. В комнате есть одна кровать, где она проводит ночь, во время дежурства в шелтере. Алёна одна из трех сотрудников, которые работают здесь; она знает всех жителей как собственную семью, даже тех, кто пришел вчера, и помогает им, чтобы они снова встали на ноги. Для нее это больше, чем работа: она заботится об этих людях и делает все возможное, чтобы они смогли справиться с ВИЧ и построить светлое будущее.

 Равная поддержка, которая спасает жизни

"Большинство людей, которые здесь живут, ничего не имеют: ни дома, ни семьи, ни друзей, ни паспорта... Даже матери бросили их. Так кто же еще им поможет, кроме нас?" - говорит 52-летняя Алёна. Ее кудрявые волосы завязаны резинкой для волос.

Она тоже живет с ВИЧ. Когда она узнала о своем диагнозе в 2013 году, она хотела покончить со своей жизнью. У нее была работа в России, которая ей нравилась, но ей необходимо было вернуться в Кыргызстан, чтобы получать бесплатное лечение. “Я до сих пор не знаю, как я заболела. Я задавала себе много вопросов, ” - мягко говорит она. Как и многие другие, Алёна никогда не слышала о ВИЧ, пока ее не пригласил врач. Она бы даже не прошла тестирование, если бы работодатель не обязал ее сделать это.

"Я зашла в Интернет и прочитала много плохого о ВИЧ. В первую неделю после того как мне поставили диагноз я пила день и ночь. Я хотела умереть,” - вспоминает она. Но с помощью онлайн-форумов и поддержки равных консультантов она смогла понять, что ВИЧ не является смертным приговором. С тех пор она ежедневно принимает лекарства и наслаждается своей жизнью, она говорит: "ВИЧ не так страшен, если ты заботишься о своем здоровье".

У Алёны есть трое взрослых сыновей, которые поддерживают ее, и этот шелтер, где она может помогать другим людям, которые находятся в такой же ситуации. Эта работа помогает ей забыть о трудностях, с которыми она столкнулась в жизни, в том числе о десятилетнем принудительном труде. 

Единственное место, куда можно пойти

Алёна показывает нам шелтер, который теперь стал ее вторым домом. Там есть одна комната для женщин и две для мужчин, небольшая кухня с плитой, где Михаил выпекает хлеб. "Мы готовим пищу и убираем по очереди. Мы помогаем друг другу,” - говорит он. Михаил прибыл в шелтер месяц назад, после освобождения из колонии.

"Поздравляю, у вас ВИЧ". Таким образом врачи озвучили мой диагноз пять лет назад

Михаил сидел в колонии несколько раз на короткие сроки. Именно в тюрьме, где он употреблял наркотики, Михаил был инфицирован ВИЧ. Он начал лечение, но когда его освободили, ему некуда было идти, и он перестал принимать таблетки. Он жил на улице и порой даже не имел возможности купить хлеба.

Вернувшись в тюрьму, он переключился на заместительную метадоновую терапию. Это бесплатный медицинский препарат, также предоставляемый Глобальным Фондом, который помогает людям отказаться от инъекционных наркотиков, не вызывая эйфории или агрессивности, защищая их от ВИЧ-инфекции, а также спасая от возможной передозировки. Михаил вернулся к лечению от ВИЧ, потому что тогда он был болен и весил всего 30 кг. Сейчас Михаил чувствует себя хорошо, но ему нужно полностью перестроить свою жизнь.

"У меня никого нет и ничего не осталось", - сожалеет он. Его жена, которая была рядом с ним, несмотря на наркотики и тюремное заключение, бросила его из-за ВИЧ. У Михаила нет ни родителей, ни родственников: он вырос в детдоме, но он полон решимости изменить свою жизнь к лучшему, хотя это нелегко. "У меня нет паспорта, я бывший заключенный, и у меня ВИЧ. Я не могу найти работу. Они даже не нанимают меня убирать улицы."

В шелтере есть одна комната для женщин и две для мужчин

“Мы живем как семья”

НПО помогла Руслану, другому жителю шелтера получить паспорт и пенсию по инвалидности из-за того, что у него 4 стадия ВИЧ-инфекции (СПИД). "Нам нужно больше таких убежищ», - говорит он. "Сотни людей находятся в такой же ситуации, что и я. Можно пройти лечение, когда у тебя есть куда пойти и что поесть. Но зачем тебе нужны таблетки, если у тебя даже нет еды на день?"

Руслан, которому сейчас 46 лет, отбывал тюремное заключение в общей сложности 20 лет. Теперь он совершенно один, и это связано с его ВИЧ-статусом. "Раньше я разговаривал со своей сестрой. Но когда я сказал ей, что у меня ВИЧ, она даже заблокировала меня на Facebook."

О своем статусе он узнал, когда он попал в больницу с туберкулезом: "Я умирал и честно говоря, мне было все равно, что меня убьет первым: туберкулез или ВИЧ. Врачи буквально вытащили меня из могилы." Сейчас Руслан работает волонтером в убежище, чувствует себя хорошо и призывает людей проходить тестирование и лечение ВИЧ.

"Важно уметь разговаривать с другими людьми, живущими с ВИЧ. Они служат примером для нас, они дают нам надежду", - говорит Рамиль. "Ты можешь открыться им. И они помогают тебе избежать тех же ошибок, которые они совершили". Недавно он вылечился от туберкулеза.

Для многих сложнее всего принять такой диагноз - ВИЧ. Мурат, например, трижды проходил тестирование и очень сильно заболел, прежде чем признал, что ему нужно начать лечение ВИЧ. “Я не верил, думал, что они ошибаются.” - говорит он.

Многие здесь остались одни из-за их диагноза. Часто это также является причиной депрессии. "Я хотел повеситься", - говорит Самат. "Я пил. Я не мог в это поверить и попросил еще раз провести мне тест." Он решил оставить жену и дочь: "Я хочу, чтобы у них была нормальная жизнь." Алёна говорит ему, что он тоже может вести нормальную жизнь с помощью лечения, но для того, чтобы убедить его, потребуется время. Благодаря шелтеру, Самат все еще верит в то, что его темная жизнь станет ярче: "Мы здесь живем как семья!"

В рамках гранта Глобального Фонда, ПРООН предоставляет профилактику, диагностику и лечение ВИЧ в Кыргызской Республике.

Icon of SDG 03

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка