Права уязвимых в зоне постоянного риска

10.11.2017

“Равенство прав не в том, что все ими пользуются, а в том, что они всем предоставлены”  Луций Сенека

«В детстве в семье я не чувствовала свою инвалидность. Но за пределами дома я была как в зоопарке, на меня смотрели, пальцем показывали, у меня спрашивали - а ты умеешь читать, писать. Сейчас отношение в обществе поменялось, таких ущемлений я не чувствую. Но все-таки существует разница. В западных странах люди не обращают внимание на инвалидность человека, и относятся к ним как к любой другой личности. У нас же к лицам с инвалидностью относятся как к герою, который преодолевает все преграды или же как к убогому инвалиду, которому нужна помощь» - рассказала Сейнеп Дыйканбаева, в ходе обсуждения истории и современного состояния прав лиц с инвалидностью во время “Летней школы права”.

По словам тренера по правам лиц с инвалидностью Максата Мамырканова, борьба за права человека, в том числе за права лиц с инвалидностью проходили различные этапы развития, такие как процесс избавления, процесс сегрегации... Началом борьбы за права лиц с инвалидностью стало их объединение в 60-х годах в Америке.

Процесс сегрегации лиц с инвалидностью пережил и Кыргызстан, последствия которого продолжаются до сих пор. “В советском периоде мы действительно не видели лиц с инвалидностью. Они жили изолированно, учились и лечились в специализированных учреждениях. Несколько лет назад, когда начали проект по инклюзивному образованию, я была испугана, потому что у нас не было возможности общаться с ними, и не знали, как работать и общаться с ними» - говорит тренер по правам женщин и молодежи Кызжибек Джумагазиева. 

Защита прав уязвимых слоев населения в частности лиц с инвалидностью, детей, женщин, молодежи – стало основной темой тренинга «Летняя школа права», которая проходила 14-18 августа 2017 года в селе Булан-Соготту, при поддержке проекта ПРООН и МИД Финляндии «Расширение доступа к правосудию в КР». В качестве участников были приглашены представители гражданского общества в сфере защиты прав уязвимых слоев населения.

В ходе тренинга были обсуждены национальные механизмы защиты прав, законодательство, конвенции, институты защиты прав уязвимых групп населения, механизмы снижения конфликтности в различных областях жизни деятельности граждан и другие актуальные правовые проблемы.

Особенность данного тренинга было предоставление информации и материалов тренинга в формате доступном для лиц с инвалидностью по слуху. Тренинг полностью сопровождался сурдопереводом.

“Я участвовала во многих тренингах, но в таких тренингах с инклюзивным подходом я участвую впервые. Здесь были созданы все условия чтобы лица с инвалидностью в особенности по слуху, зрению вместе со всеми остальными учились, общались и отдыхали. Общаясь с ними мы не чувствовали никаких ограничений, и даже начали понимать жестовый язык”, – говорит Кузнецова Лариса - директор ОФ «Smile.kg».

“Этот инклюзивный тренинг стало примером и вызовом для всех нас. Оказывается, можно создавать условия, и все зависит от нас самих, нужно самим делать и требовать от других”, -  говорит представитель ОО “Алга” Татьяна Темирова. 

 “В обществе часто говорят, что мы за интеграцию, но мы постоянно обучаемся и проводим мероприятия отдельно. Я впервые участвую в школе права, наравне с другими здоровыми людьми. В этом тренинге у нас была хорошая возможность узнать мнения самых разных людей, опытных правозащитников, и самое главное мы можем использовать полученные знания на практике. Эту практику по внедрению инклюзии необходимо продолжать, и не только на тренингах по правам уязвимых групп” – говорит Алмаз Топчуев, председатель Ошской организации глухих. 

Медицинская, благотворительная или социальная

Какая из этих моделей отношений к лицам с инвалидностью применяется в нашей стране? Этот вопрос вызвал очень много споров среди участников.

По словам Елены Бочарниковой, директора СЦ «Равные возможности», в нашей стране ни одна из этих моделей не развита в нужной степени. Многие утверждают, что у нас действует медицинская модель, но у нас нет современной медицинской системы, не развиты современные методы реабилитации лиц с инвалидностью, протезирования и др. Если говорить о социальной модели, то у нас отсутствуют элементы доступности, социальное сопровождение, трудоустройство лиц с ОВЗ. А денежные пособии очень ограничены. Благотворительная модель основывается на правилах выделения определенного процента от дохода каждого предпринимателя. У наших предпринимателей эти правила только начинают формироваться.

Предотвращение или борьба с последствиями

В ходе обсуждения инструментов защиты прав человека, участники придерживались мнения что лучше проводить профилактические работы чем бороться с последствиями. 

Татьяна Темирова представитель ОО “Алга”: “Государству обходятся в огромные деньги на борьбу с последствиями от семейного насилия, тогда как профилактические работы по предотвращению насилия в семье, обошлись бы намного дешевле”.

“Я думаю, что дети самые уязвимые, в плане защиты своих прав”, – говорит Олмасхон Джумашева, председатель ОФ «Семья каждому ребенку» в городе Ош, - «В связи с активной внутренней и внешней миграцией, родители вынуждено оставляют своих детей на попечительство бабушек и дедушек, знакомых. В результате дети не ходят в школу или часто пропускают, остаются без надлежащего присмотра и воспитания. Участились случаи, когда детей передают в школы интернаты, при живых родителях. Это большая проблема нашего общества, которое в будущем обязательно даст о себе знать».

Сейнеп Дыйканбаева, юрист «АРДИ»: «Если государство не будет создавать условия для лиц с инвалидностью сегодня, то через 20-30 лет их станет еще больше, и государству будет еще труднее справится с ситуацией. Поэтому государству выгоднее сейчас вкладывать усилия и создавать условия для лиц с инвалидностью».

Права человека в сознании людей ассоциируется с безопасностью и стабильностью. Сегодня проблема защиты прав остается актуальной, так как уязвимые слои населения чувствуют себя в зоне постоянного риска и не уверены в возможности отстоять права и свободы, даже обеспеченные законодательно.

Мэри Бекешова, специалист проекта ПРООН и МИД Финляндии “Расширение доступа к правосудию в КР” 

UNDP-KG-AtJ-Disability

ПРООН ПРООН в Мире

Вы находитесь на ПРООН Кыргызская Республика 
Перейти на ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Македония Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка